¡RA! Форум Русская Аргентина

Мы живем в Аргентине, информация об Аргентине и просто общение для всех, кто интересуется Аргентиной.
Часовой пояс: UTC − 3 часа Текущее время: 04 дек 2020, 14:41



Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 24 ] 
На страницу 1, 2, 3  След.
Автор Сообщение
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:16 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Привет, меня зовут Китти Сандерс, я латиноамериканистка, радиоведущая, колумнистка и автор двух книг — Brotes pisoteados: Organizaciones juveniles progubernamentales и Prolegómenos al libro Carne. Строго говоря, книг было три, но одну из них я писала под псевдонимом и публиковала только в интернете, да и то частично, так что раскрывать карт не буду — пусть будет две. В данный момент я пишу книгу на русском об истории правой политической мысли в Латинской Америке 1940-2010-х. Кроме того, занимаюсь проблемами человеческого трафика, торговли женщинами и нелегальной миграции. Придерживаюсь правых антикоммунистических и антиисламистских взглядов. Участвую во всевозможной правой политике, участвовала в президентской кампании Маурисио Макри в Аргентине, поддерживала Кейко Фухимори на президентских выборах в Перу. Я абсолютно заодно с колумбийским экс-президентом Альваро Урибе и Алехандро Ордоньесом; являюсь противницей мира с ультралевыми террористами FARC и ELN. Сотрудничаю с венесуэльской оппозицией, сторонница силового смещения президентов Мадуро (Венесуэла) и Моралеса (Боливия). Вообще всячески поддерживаю правые партии и движения антикоммунистического толка в Латинской Америке, США и Азии. Занимаю произраильскую позицию.

В 2015 году выпускала газету Visión Independiente в поддержку правой оппозиции (прежде всего аргентинской — газета выходила во время президентской гонки), критиковавшую левые латиноамериканские режимы. Газета объединяла группу колумнистов, аналитиков и общественных деятелей правого толка из Аргентины, Парагвая и Колумбии. Распространялась она в Буэнос-Айресе и Мар дель Плата.

Помимо Latin American Studies занимаюсь Indonesian Studies и всевозможной культурологией, прежде всего кинематографического и музыкально-андерграундного характера; альтернативной и андерграундной культурой, этническим и эксплуатационным кино, film noir, качалкой, ММА и кикбоксингом. Занималась реслингом, но, увы, на это увлекательное хобби не осталось времени. Пишу прозу в жанрах киберпанка и «магического ельцинизма» (мой личный термин), в результате чего стала членом Союза писателей Аргентины. Художественную книгу мою обещают вот-вот выпустить, но пока её концепцию только перекраивали раза четыре, так что не знаю, когда она выйдет.

В 2007-2008 я начала писать серию статей о проституции, нелегальной миграции и криминальных структурах внутри индустрии для взрослых. Серия переросла в обширное журналистское расследование и междисциплинарное исследование, которое закончилось лишь в 2015. Получившаяся книга называется CARNE, она посвящена проблеме проституции и индустрии для взрослых в развивающихся странах, проблемам человеческого трафика, нелегальной миграции, криминальной экономики и роли государства в создании преступных сообществ. В данный момент книга оформляется и проходит корректуру; её выход был запланирован на 2017-2018 годы, но, поскольку сменился издатель, всё отложилось аж до 2019 года в лучшем случае (трактат под 700 страниц это не шутки). Тем не менее, я успела написать Prolegómenos al libro CARNE, которая уже издана и вполне доступна на Амазоне. Это книга, предваряющая и дающая философский анализ CARNE, 186-страничный труд, написанный в «смешанном» жанре философского трактата, либертарианского эссе, социологического исследования и журналистского расследования.

Кроме того. в 2014 я написала книгу Brotes Pisoteados: organizaciones juveniles progubernamentales, посвященную проправительственным молодёжным организациям и проблеме экспроприации молодёжи государственными бюрократиями через централизованную систему образования и создание официальных идеологизированных молодёжных структур. В книге рассматривается история проблемы и анализируется роль проправительственных молодежных организаций в формировании тоталитарных диктатур. Книга была издана в начале 2015 года и переиздана в 2016 с двумя дополнительными главами. Третье переиздание, расширенное и дополненное серией педагогических и исторических глав, уже грядёт (когда — точно не знаю.)

Помимо метал-музыки, контркультуры, кино, боевых искусств и стрельбы (да, я тотально pro-gun) увлекаюсь тату-культурой как в теории, так и на практике.


Вложения:


Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
Теги
Обсуждение книг о современной политике Аргентины и Латинской Америки русского автора KITTY SANDERS
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:20 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Expo EFI-2017: консерватизм и рыночный прагматизм возвращаются в Аргентину

8-9 марта этого года в Буэнос-Айресе провели четвёртую масштабную ежегодную экономическую конференцию Expo EFI.
На ней присутствовали представители многих компаний, таких, как Renault, Toyota, Hyundai, Volkswagen; банковских структур (Banco Supervielle, Banco Nacional), нефтяники из Shell, Total, ExxonMobil; представители агросектора (Sociedad Rural Argentina, Monsanto), транспортники, «послы» от инвестиционных компаний и всевозможных технологических, инновационных и маркетинговых организаций и многие другие.

Expo EFI начиналась ещё при Киршнер. В этом году киршнеризм уже сильно прижали, над крупными функционерами старого режима, в т.ч. самой Киршнер, идут суды. Политические и экономические изменения, произошедшие в стране с приходом к власти Маурисио Макри и его команды, были весьма серьёзными. Изменилась и Expo EFI. В прошлом и позапрошлом годах на конференции, помимо киршнеристов, присутствовали абсолютно не опасные для режима Кристины либералы-теоретики, практически не имеющие политического веса. Многие из них написали по несколько книг, некоторые являются признанными авторитетами в академическом сообществе и преподают в университетах, но они не участвуют в «большой политике».

В прошлом году выступали такие видные либералы, как Рикардо Лопес Мёрфи, Хавьер Милеи, была даже сама Элиса Каррио, и внимание аудитории было довольно сильно приковано к ним.

В этом году выступления либералов-теоретиков тоже были, но их определённо затмили «практики»: бизнесмены, технократы, аграрии, инвесторы. Отсюда парадоксальное ощущение «негромкости» нынешней конференции, в отличие от двух предыдущих. Пожалуй, можно предположить, что Expo EFI постепенно превращается из «красивой» глянцевой многословной, но «теоретической» конференции в инструмент коммуникации между разными группами технократов-функционеров, бизнесменов-прагматиков, инвесторов и представителей политических кругов. Лично я была бы только рада такому повороту: либеральные теории мало чем смогли помочь Аргентине, а вот крепкая спайка «практиков» наверняка решила бы часть национальных проблем.

Много говорилось о ситуации, связанной с рабочими и профсоюзами. Ситуация с ними в Аргентине откровенно отвратительна: в стране постоянно идут забастовки, звучат требования поднять зарплаты, запретить увольнения и т.д. К сожалению, работодатели не обладают в стране достаточной политической мощью, чтобы заявить о своих требованиях достаточно жёстко, однако уже сам факт того, что они начали настоятельно рекомендовать разобраться с «рабочей политикой», говорит о многом. Также бизнесмены критиковали недостаточно эффективную антиинфляционную политику и высокие налоги. Обсуждалась энергетическая политика; к сожалению, правительство Макри с каким-то маниакальным упорством продвигает «зелёную» энергетику; нефтяники и представители газовой отраслей довольно яростно критикуют этот подход и утверждают, что, если Аргентина займётся производством нефти и сланцевого газа, то она не только выйдет на полное самообеспечение, но и сможет стать энергоэкспортёром. Я целиком согласна с «энергетическими консерваторами»: нефть и сланцевый газ куда актуальнее для Аргентины, чем строительство дорогостоящих «зелёных» проектов.

Также обсуждались проблемы инфраструктуры и логистики. Блестяще выступили представители агросектора. Президент Sociedad Rural Argentina открыто заявил, что в агросектор даже не нужно вкладывать каких-то дополнительных средств; Аргентина сама «вытянет» сельское хозяйство на высочайший уровень, если только аграриям дадут нормально конкурировать, уберут избыточную регуляцию и перестанут драть с них бешеные налоги. Строго говоря, это та программа, которую я сама давно озвучивала: приватизировать или закрыть убыточные и устаревшие индустриальные объекты, висящие мёртвым грузом на госбюджете ради «создания рабочих мест», заняться развитием «традиционной» консервативной энергетики и делать ставку на наиболее конкурентные отрасли, особенно агросектор. Когда страна выйдет из кризиса, можно будет развивать и более сложные, инновационные и наукоёмкие отрасли.

На самом деле, Аргентине остро не хватает эффективности, прагматизма и «осязаемости» в политическом дискурсе. Он излишне теоретизирован: после того, как социализм XXI века (киршнеризм был одним из его видов), занимавший место «общенациональной идеологии», окончательно себя дискредитировал, отсутствие сколько-нибудь адекватной политико-экономической стратегии стало особенно заметным. Либералы не смогли предложить ничего внятного. Реформы экс-министра финансов Прат-Гая, на которого возлагались большие надежды в первый год правления Макри, оказались половинчатыми и недостаточными; в целом, жить стало полегче, зато резко выросли тарифы и «раскрутилась» инфляция, побороть которую не получается до сих пор. Это не удивляет: борьба с инфляцией требует непопулярных, чётких и эффективных мер, а нынешнее правительство боится нарушить хрупкое равновесие, предпочитая действовать чисто тактически и ситуативно. Всё большую силу набирают правые перонисты — «третья сила», оппозиционная как киршнеризму, так и Макри с его либеральной мягкой программой.


Вложения:




Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:23 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
В прошлом году возле отеля Hilton, где традиционно проходит Expo EFI, были протесты левых; в этом году ничего такого не было. Вероятно, это можно объяснить тем, что леваки увлеклись «празднованием 8 марта», прыгая у Конгресса и швыряя горящий мусор в соборы.

Нынешняя конференция показалась мне… не то, чтобы ощутимо более эффективной, но более перспективной. Вместо прежнего шумного и хаотичного набора теоретических речекряков, начало формироваться какое-то подобие структуры, направленной на объединение ответственных людей. Мне настолько понравилось, что я присутствовала на Expo EFI оба дня.


Вложения:



Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:28 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Китти Сандерс: «Я хочу покончить со стереотипами относительно правой политики в Латинской Америке»


Ув. Константин Барановский взял у меня интервью для бизнес-портала Businessportal.Pro. Поговорили о моей русскоязычной книге, латиноамериканской политике, перспективах и инвестициях.

Почему новую книгу, посвященную правой Латине, пишете на русском языке? Так ли уж важно, чтобы здесь понимали, что и как происходит в Латинской Америке?

– Я действительно пишу в основном на испанском. Однако новая книга — это такой своего рода просветительский проект, с помощью которого я хочу покончить со многими мифами, касающимися латиноамериканской правой политики 1940-2010-х. Латиноамериканистика в России изучается с сильнейшими перекосами влево, подаётся в советском стиле, и это ещё в лучшем случае; есть и гораздо более дикие и бредовые тексты, напоминающие смесь из Хармса и знаменитого «письма Мартину Алексеевичу». При этом подобная макулатура всерьёз изучается студентами и интересующимися людьми, на неё ссылаются в научных работах, а вредные мифы кочуют из поколения в поколение. Меня совершенно не устраивает такая ситуация; кроме того, мне неприятно видеть, как Россия, вместо того, чтобы восстанавливать гуманитарные науки, продолжает советскую традицию их угробливания.

Я не знаю, насколько важно, чтобы в России понимали, что и как происходит в Латине, однако я знаю, что России жизненно необходим исторический опыт, касающийся деэтатизации, усиления институтов частной собственности, противостояния «всемогущему правительству», восстановления консервативных традиций — не «консервативных» в стиле Мизулиной и Милонова, а реальных, связанных с частной собственностью, бизнесом, рынком, благотворительностью, устойчивой и разумной правовой системой, национальной философией. Учитывая тот факт, что исторический путь России был прерван большевиками, которые поставили на стране длительный и крайне травматичный эксперимент, для его восстановления придётся обращаться к весьма специфическому опыту нац- и госбилдинга, и в этом частично может помочь опыт ибероамериканских правых, которые, вопреки революциям, гражданским войнам и левым режимам, смогли избежать саморазрушения и не утратили собственный путь, если можно так выразиться.

Кроме того, у меня есть и научный интерес. Я хочу сделать книгу, после которой писать откровенные выдумки будет невозможно. Нельзя будет сослаться на какого-нибудь советского вруна, типа Аларкона, который горестно сообщал, что в Чили «за весь пиночетовский период сняли только два фильма» (в действительности при Пиночете чилийский кинематограф продолжал развиваться, и в ту эпоху, помимо основной массы фильмов и сериалов, были снято две лучшие чилийские картины за всю историю национального кинематографа, по оценке самих чилийцев). Не получится сказать: «А я не слышал ни про какой левый террор в альендевской Чили, а ещё у меня есть выдуманный друг-профессор из Чили, так вот он тоже ничего не слышал, поэтому его и не было, а Пиночет — военный преступник». Потому что есть чилийские фундаментальные исследования, опровергнуть которые невозможно. В книге будет очень много ссылок, я работаю с архивами и свидетелями и, в отличие от многих «латиноамериканистов-популяризаторов», использую материалы на нескольких языках (испанский, португальский, английский, французский).

Книга будет распространяться бесплатно и максимально широко: я просто выложу её в сеть, откуда каждый сможет её скачать и прочитать. Средства на неё я собираю методом краудфандинга.

– В массовом сознании, да и в сознании элит до сих пор сидят советские стереотипы про военную хунту в чёрных очках, а как на самом деле обстояли дела, скажем в Чили при Пиночете и в постпиночетовский период? В других странах континента? Насколько влияют на ситуацию США? Россия?

– Это очень сложный вопрос, требующий ответа невероятного объёма. По поводу пиночетовской Чили я скажу так. Это была умеренная военная диктатура, которую возглавляли военные, ориентировавшиеся на концепцию чилийской идентичности и католицизм. Социальные доктрины им прописывали католические философы, и вояки вполне успешно следовали этим доктринам. Безусловно, были некоторые перегибы, к режиму был ряд претензий (например, затягивание реформ в области материнских имущественных прав, или чрезмерные цензурные запреты в 70-х), однако в целом режим Правительственной хунты был одним из наиболее вменяемых в регионе.

Экономически Чили поначалу сильно трясло, поскольку предыдущие администрации сделали всё, чтобы развалить экономику страны. Было сильно убито сельское хозяйство, разорваны международные связи, заигрывание с профсоюзами и левыми террористами тоже не прибавили стране инвестиционной привлекательности. Проводились обширные национализации. К началу 80-х вояки, юристы, экономисты и трудолюбивые чилийцы вытянули страну из ямы, и ситуация было стабилизировалась, однако тогда же разразился мировой финансовый кризис; если бы не он, «чилийское чудо» случилось бы ещё раньше. Собственно, за более подробным описанием я отправляю читателей к своей статье «Три волны латиноамериканской правой политики XX-XXI веков. Пиночет и Стресснер», она опубликована у меня на сайте.

В постпиночетовский период Чили придерживалась капиталистического пути. Страна развивалась и процветала, особенно по меркам региона. Уровень коррупции там низкий, лёгкость открытия и ведения бизнеса — высокая. Несколько мешает избыточный социальный консерватизм — простые чилийцы крайне скептически относятся к каким-то культурным новшествам, поэтому если вы попытаетесь создать там модное СМИ, или начать какой-то ультрасовременный интернет-бизнес, вас, скорее всего, постигнет неудача. Самое смешное, что часть элиты, в том числе из консервативных фамилий, вполне открытые люди; например, Мигель, брат Себастьяна Пиньеры, очень продвинутый мужик. Но внешняя сторона Чили — это спокойная семейная благопристойность, и они за эту витрину довольно сильно держатся.

Но в целом в стране всё хорошо. Второй срок Бачелет, правда, внушает опасения: она уже крепко вросла в кресло, обнаглела и двигает откровенно социалистические тезисы, да и студенчество вновь подмяли под себя левые, и даже по полной «протестировали революционный потенциал» во время президентства правого Себастьяна Пиньеры.

Россия никак не влияет на происходящее в Чили, поскольку у двух этих стран, как мне кажется, нет ни общих экономических интересов, ни каких-то точек пересечения. Чили довольно правая, она состоит в правом Тихоокеанском Альянсе, Россия же традиционно отдаёт предпочтение левым режимам и союзам.

США влияют… средне, пожалуй. Чили ведёт очень самостоятельную политику, она вовлечена в огромное количество международных договоров и структур, и, благодаря ставке на бизнес, она достаточно твёрдо стоит на ногах.

Что до других стран региона… Аргентине не повезло сначала с Пероном, а затем и с последней военной хунтой, она была некомпетентной и под конец умудрилась ввязаться в маленькую, но далеко не победоносную войну с Британией. После хунты к власти пришёл Альфонсин, омерзительный совершенно персонаж, и тоже абсолютно некомпетентный. Только с приходом Менема всё более-менее стало налаживаться. Однако потом началась стандартная картина: кризис, чехарда лидеров, ну и под конец власть взяли хустисиалисты. В Аргентине недавно закончилось правление Киршнеров, практически окончательно добившее экономику страны. Кристина шла абсолютно стандартным путём: секретила и подделывала статистику, жёстко регулировала курсы валют, закрывала неугодные медиа (или банально выкупала их — так закончились несколько неплохих радиостанций), давила бизнес, добивала армию и обескровливала полицию. Макри, Прат-Гай (министр финансов) и остальная команда попытались решить проблемы одним рывком, но ситуация такова, что вся система представляет собой проблему. В итоге новая администрация многое сделала за год, но «рывка» не получилось. Многие проекты, связанные с энергетикой, так и остались проектами — на них нет денег. Параллельно идут суды над киршнеристами, которые наворовали огромное количество денег и имущества, но… справедливостью сыт не будешь.

Народ реально тошнит от левых, на улицах часто видны самодельные плакаты, на которых Киршнеров называют предателями, выродками и т.д., однако постепенно приходит и разочарование в Макри и его команде; до реальной усталости ещё далеко, но в перспективе такими настроениями могут воспользоваться какие-либо левопопулистские силы. На самом деле, новая администрация очень старается, но здесь нужно менять всю систему, пусть частями, но всю, она абсолютно неадекватная, коррумпированная и прогнившая.

Аргентине следует идти консервативным путём: сначала отвоевать те рыночные ниши, в которых она сильна (агросектор, алкогольные напитки, порты, туризм, в перспективе — энергетика, etc.), привлечь инвесторов, проведя приватизации, снизив таможенные пошлины и радикально порезав госаппарат и налоги; затем, выйдя из кризиса, вложиться в обновление нескольких устаревших, но перспективных индустриальных объектов, и начать производить востребованную высокотехнологичку (например, медицинское оборудование и медикаменты — задел уже есть). Увы, если принять такую программу — на улицы выйдут профсоюзы, которые очень сильны в этой стране. Они-то точно не захотят усиления агросектора и «возрождения земли», это очень сильно ударит по ним.

В Бразилии я вообще не представляю, что нужно сделать для исправления ситуации. Там просто сплошные лень, воровство, взаимные обвинения и подковёрная возня. Есть много талантливых людей и прекрасных бизнесменов, но им не дают дорогу «профессиональные политики», которые всё норовят получше устроить народное счастье, набивая собственные карманы. Прекрасно, что сместили Дилму; посмотрим, кого выберут после Темера.

В Колумбии Мануэль Сантос, который при Урибе косил под ястреба, оказался птицей совершенно другого вида: он начал петь о дружбе с ультралевыми террористами. Разумеется, в процессе «примирения» участвуют Куба, Венесуэла и прочие террористические государства региона. Самое смешное, что на референдуме колумбийцы проголосовали против мира с FARC, это был пронзительнейший момент, я целый радиоэфир здесь этому посвятила. Абсолютно героический народ, который не желает прощать десятилетия убийств, насилия, грабежа, пыток, крови и унижения, если бы я могла, то обняла бы каждого из них, кто сказал: «Нет». Тем не менее, Сантос сказал, что «миру — быть» и продолжает продавливать свою точку зрения. Очевидно, венесуэльские и кубинские «партнёры» требуют отработать оплаченное. Если «мир» будет заключён, то FARC и ELN легализуются и пойдут в политику. Учитывая, что у этих организаций колоссальное количество денег, получаемых с наркотрафика, рэкета и торговли оружием, их партия сразу же станет очень влиятельной, и Колумбия вполне может превратиться во вторую Венесуэлу.

Влияние России в Латине чувствуется, но оно значительно слабее советского и имеет те же системные недостатки: власти РФ просто не понимают, как работать здесь, и к тому же ставят на левых. В результате их будут либо кидать, либо сносить поставленных ими лидеров. Всё это мы уже проходили в 50-80-е, итог каждый раз был один и тот же. Причём у России наступает какая-то слепота, когда речь идёт о латиноамериканских правых; видимо, это следствие советского перекоса. Даже в 90-е, когда РФ, казалось, была открыта миру и мыслила довольно широко, никакого приличного взаимодействия не было. А какие были перспективы, учитывая тот факт, что наши отношения с Перу много десятков лет были очень тёплыми! Фухимори разве что лично по телевизору не приглашал Россию на перуанские рынки, в т.ч. рынок вооружения; он ссылался на российский опыт войны с террористами в ЧРИ, когда подавлял сендеристов и MRTA. В Аргентине был Менем — прекраснейший президент. В Колумбии правил Урибе. Были и инвестиционные, и антитеррористические перспективы. Но нет — на правых у России была просто какая-то аллергия в виде слепоты. Про нынешнее руководство и говорить нечего: «Чавес — лучший друг России», «Бразилия — первая буква в БРИКС», наверняка скоро всплывёт и связь между РФ, Венесуэлой-Кубой и Ираном-Хизбаллой. Последние довольно серьёзно проникают в Латину, а Россия как раз активно их поддерживает. Я иной раз читаю каких-то российских культурных деятелей или политиков, которые фотографируются с боевиками Хизбаллы, или рассказывают, как те их конвоировали (в качестве телохранителей), и поражаюсь просто. Нормально — «я и мои друзья-террористы».

В целом, подводя итог разговору о влиянии, здесь гораздо более заметно влияние США, Европы и Китая.

– Сейчас в Латине, по крайней мере, как это видится отсюда, главенствует левый дискурс. Насколько он адекватен задачам экономического развития стран и роста благосостояния граждан? Приведите позитивные примеры в экономике при правых руководителях?

– Сейчас Латина находится в переходной стадии: левый дискурс заканчивается, а правый пытается начаться. Строго говоря, первые симптомы больших перемен начались ещё в 2009, когда Гондурас выгнал левого президента Селайю в ответ на его попытку устроить себе антиконституционный второй срок, по примеру Эво Моралеса и при поддержке тогда ещё живого Чавеса. Затем в Парагвае импичментом сняли с поста Фернандо Луго. Каждый раз ответные реакции «левого латиноамериканского интернационала» были крайне агрессивными: Гондурасу угрожали военным вторжением сандинистская Никарагуа и чавистская Венесуэла; Парагвай же леваки (Киршнер, Руссеф, Моралес) просто объявили «страной, где произошёл антинародный переворот» и заблокировали его членство в Меркосур на год. Одновременно они смогли протащить в союз Венесуэлу: Парагвай был единственной страной, которая год за годом блокировала присоединение Боливарианской республики к Меркосур. Это, впрочем, не помогло Венесуэле: она продолжила тонуть в нищете и терроре, и в итоге в конце 2016 года её исключили из Meркосур за многочисленные нарушения демократических принципов и прав человека. Также довольно интересным было президентство Себастьяна Пиньеры в Чили, хотя сейчас о нём пишут абсолютный бред в стиле: «При нём стоимость недвижимости выросла в десятки раз» — вы можете себе вообще такое представить? Реально Чили при Пиньере даже не заметила экономического кризиса, а сам он проявил себя как довольно уверенный и компетентный лидер. Его в основном обвиняют в том, что в Чили шли масштабные студенческие протесты, а он якобы «жестоко их подавлял». Я видела эти бунты, с сожжёнными автомобилями, погромами и прочими прелестями; я также помню, как идеолог этих бунтов, Камилла Вальехо, каталась на Кубу, как к себе домой, и, если не ошибаюсь, даже выпустила там книгу. Карабинёры действовали очень профессионально; впрочем, я бы сказала, что их действия были слишком мягкими.

Окончательно «правый поворот» наметился в 2015-2016. Венесуэла стала нестабильной, в Боливии Моралеса прокатили при попытке в очередной раз переписать Конституцию под новый президентский срок, в Бразилии запустили процесс импичмента Дилме, в Гватемале коррупционера Отто Переса Молину заменили на «правого харизматика» Джимми Моралеса, ну а в Аргентине победил Маурисио Макри. Да, в Перу ещё ППК избрали, тоже правого, и сейчас идёт битва за «латиноамериканский Сталинград» — Эквадор, где долго правил ближайший соратник Чавеса-Мадуро Рафаэль Корреа, который сейчас пытается передать власть преемнику, которого, по иронии судьбы, зовут Ленин (Ленин Морено). Первый тур выборов прошёл, было три фаворита — левак Ленин Морено, правоцентрист Гильермо Лассо и правая Синтия Витери (я поддерживала её). Ленин планировал победить в первом туре, набрав более 40% голосов, но у него вроде не получилось. Почему я говорю «вроде» — потому что власти начали вести себя так же, как боливийцы, когда стало понятно, что Моралес не сможет переписать Конституцию под свой четвёртый срок. Они стали юлить, ссылаться на какие-то «неполадки», говорить, что «нужно несколько дней на то, чтобы разобраться». Всё это сопровождается колоссальными маршами протеста против Ленина Морено, сообщениями в континентальных СМИ, что 40% товарищ Ленин не набрал, и воплями из Каракаса про «попытку ультраправого фашистского переворота» (Чавес, Мадуро, Киршнер и Моралес так называли любое выступление против них, от протестов против отключения электричества до требований прекратить убивать оппозицию).

Позитивные примеры — да сколько угодно, хоть в прошлом веке, хоть в нынешнем. Начиная с Переса Хименеса, который за несколько лет превратил Венесуэлу едва ли не в страну первого мира; Стресснера, который, при всём авторитаризме режима, реально преобразил Парагвай; Уго Бансера, который был диктатором Боливии, да таким успешным, что его спустя много лет после прекращения диктатуры демократически избрали на пост президента; того же Пиночета с нашумевшим «чилийским чудом»… Были, конечно, и плохие примеры, ярчайшие — это аргентинская и уругвайская хунты. Управляли бездарно, грубо, брутально, с экономическими проблемами не справились, опозорили понятие «правый» перед всей нацией.

Более поздние — Менем (Аргентина), Фухимори (Перу; впрочем, его основной ошибкой было то, что он отчасти сам превратился в дракона, с которым боролся — поначалу он дерегулировал рынок и добился очень серьёзных результатов, однако затем начал передавать всё бо´льшие полномочия госбезопасности, которая взяла рынок под контроль, завязала все финансовые потоки на себя и в итоге Перу вернулась обратно к регуляции и коррупции, а Фухимори посадили). Чили, совмещавшая консервативный путь с крайним либерализмом в экономике, очень хороша. При Пиньере было очень комфортно жить, если бы ещё не постоянные левые протесты.

О нынешнем «поколении» говорить рано, они правят всего ничего. Но Макри однозначно положительный пример, за год сделано очень многое, хотя, разумеется, предстоит сделать ещё больше.

– Есть ли вариант для российских частных инвестиций в Латину? При каких условиях и что для этого нужно? Есть ли какие-то психологические особенности ведения дел латиноамериканскими бизнесменами? Насколько сильна коррупция? Ждут ли инвесторов в принципе?

– А почему нет? Россия — одна из стран мира, её частники вполне могут инвестировать, разумеется. В условиях «поправения» континента это довольно разумно. Другое дело, что, повторюсь, Россия предпочитает, в духе СССР, рассматривать Латину как некое бесформенное и бескультурное пространство, с помощью которого можно шантажировать США, и проникает сюда в основном не посредством частных инвестиций, а при помощи государственных интервенций. Т.е. в Венесуэлу приходит «Роснефть», которая, в общем-то, совсем не частная компания; руководство РФ «поддерживает демократически избранных товарищей, сражающихся за правду и независимость», типа Ортеги и Мадуро; внедряет пропагандистскую RT, выдаёт правительственные кредиты, покупая президентов. Эта тактика ещё со времён СССР работала плохо. С одной стороны, я вполне это понимаю: когда вы проникаете куда-то всей государственной мощью, меньше шансов, что на вас будут нападать профсоюзы, или что местное правительство начнёт препятствовать вашей деятельности. С другой стороны — этатизм не работает. Ручное управление рыночными процессами не работает. Прикармливание бешеных хорьков, типа Чавеса или Ортеги, тоже не работает, долгосрочного сотрудничества не выйдет: с уходом президента «чужаков» ещё немного подоят, а потом выкинут из страны.


Вложения:

Комментарий к файлу: «Антикиршнеристские» плакаты авторства правых перонистов и других оппозиционеров

Комментарий к файлу: Китти Сандерс и Мигель «Негро» Пиньера

Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:30 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Психологические особенности… Серьёзные крупные бизнесмены здесь мало чем отличаются от американских или немецких. Это деловые обязательные люди, разве что старающиеся не говорить о политике. Я недавно как раз делала интервью с Альберто Гримольди, это глава одной из крупнейших обувных компаний в Латинской Америке. Ощущение — как будто общалась с американцем, не в смысле содержания беседы, а в смысле стиля.

Многие страны Латинской Америки весьма этатистские. Оформление необходимых документов может занять много времени, а из-за дурацких нагромождений законов и ведомств часто возникают накладки. В некоторых странах сильно зарегулированы рынки, с этим придётся считаться — вплоть до необходимости давать взятки и искать контакты в правительстве. Однако в последнее время наметилась устойчивая положительная динамика; думаю, «правый поворот» будет продолжаться, а реформы — углубляться.

Нужно быть достаточно спокойным и гибким. Здесь люди более эмоциональные, у них бывают перепады настроения, нужно уметь оставить человека в покое, чтобы он пришёл в себя. Давить на них бессмысленно (пожалуй, кроме чилийцев): просто начнут бегать, лишь бы избежать неприятных эмоций. Люди не из «топовых» слоёв населения необязательны, они опаздывают или могут вообще не прийти на встречу, не предупредив, и потом обидятся, если вы начнёте их отчитывать за это. В некоторых странах часть бизнесменов тупо нарушает контракты и ТБ, к этому тоже нужно быть готовым. Устные договоры мало чего стоят, если только вы не договариваетесь с людьми уровня президента или корпоративного топ-менеджмента.

Нужно быть готовым к неприязненному отношению со стороны многих (не всех, конечно) простых людей. Во многих странах много лет хозяйничали леваки, и бизнесмен для населения стал синонимом вора, наживающегося на «народных страданиях»; если же этот бизнесмен ещё и иностранец, то отношение к нему будет ещё хуже, национализм и патриотизм в Латине это норма. Они не носят агрессивного характера, однако довольно сильны «в обороне».

Бизнес-леди, если они планируют находиться здесь достаточно долго, должны учитывать, что в большинстве стран запрещены аборты. Здесь несколько иное отношение к женщинам; с одной стороны, более мягкое, с другой — совершенно другой этикет общения. Нужно уметь поставить себя на равных, иначе можно понести репутационные потери.

Коррупция… где-то сильнее, где-то слабее. В Чили и Панаме её мало, в Бразилии и Венесуэле — много.

Говоря о Центральной Америке, Венесуэле и Бразилии, нельзя не упомянуть такой фактор, как криминал. Эти страны в основном реально очень криминальные, и это может стать неприятным сюрпризом для человека, который привык к другому уровню безопасности.

Инвесторов ждут, по крайней мере, в Аргентине; в прошлом году в Давосе Макри презентовал довольно обширную программу, нацеленную на привлечение инвесторов. Просто доверие к Аргентине подорвано длительным правлением Киршнеров и плачевным состоянием её экономики, поэтому инвесторы часто предпочитают немного подождать.

Kitty Sanders, Константин Барановский, 2017


Вложения:
Комментарий к файлу: Китти Сандерс и Альберто Гримольди

Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:37 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Маурисио Макри: год под знаком перемен

Год назад произошло знаковое событие — в Аргентине президентские выборы выиграл Маурисио Макри, глава правоцентристской оппозиционной партии Propuesta Republicana. Его победа положила конец правлению четы Киршнеров — левых перонистов, из-за которых страна оказалась в нищете, коррупции и безработице. Нация настолько устала от Киршнер, что проголосовала за правых и на выборах мэра столицы, и губернатора провинции Буэнос-Айрес. Мэром стал давний соратник Макри Орасио Ларрета, а губернатором впервые в истории стала женщина — Мария Эухения Видаль.

Как всё было

Я приехала в Аргентину из Бразилии за полтора года до победы Макри. Нельзя сказать, что я не была готова: в Бразилии я заканчивала сбор материала для книги «Carne», а это значит, что я жила в фавелах, наблюдала нищету, насилие и прочие малоприятные вещи, сталкивалась с самым разнообразным беспределом и в общем была готова к чему угодно. Аргентина, однако, смогла удивить. Абсолютно больные валютные ограничения, бастующие регионы, постоянная нищета, запуганная оппозиция, высокие цены, разбитая инфраструктура, какие-то мутные протестующие, живущие в мусорных зассанных городках рядом с Обелиском и президентским дворцом (это примерно как если бы бомжи жили в вонючем палаточном городке на Красной площади, или у монумента Вашингтона, например). Моему взгляду предстали разрушенное сельское хозяйство, упадок в сфере виноделия, массовые протесты фермеров и крестьян, дружба со странами-изгоями, типа Ирана, оголтелый антиамериканизм и антикапитализм, тотальная безработица — и при этом очень жизнерадостная статистика, которая, как недавно выяснилось, была сплошной подделкой. В 2013 Киршнер и подконтрольные ей СМИ (неподконтрольные были вынуждены либо соблюдать нейтралитет, либо отжимались или попадали под судебное разбирательство) сообщили, что в Аргентине, благодаря мудрому социалистическому руководству и борьбе с капиталистическими стервятниками, практически побеждена бедность. Официальная цифра составила 4.7% населения. Это вызвало смех даже у местных левых — настолько рассказ был неправдоподобным; зато зарубежные (российские в том числе) поклонники «настоящих народных лидеров» поспешили написать о «прекрасной свободной женщине Кристине Киршнер, грудью вставшей против американской гегемонии и победившей социальные пороки и язвы». После рассказов о победе над бедностью статистика на эту тему перестала публиковаться. В 2016, когда победил Макри, впервые с 2013 года были опубликованы реальные данные по бедности в стране. Выяснилось, что киршнеристы занизили показатели в семь раз: в реальности бедно в Аргентине живёт около 32% населения. Все рассказы о фантастических успехах киршнеристской левацко-изоляционистской авторитарной политики, «из-за которых Аргентину и Киршнер возненавидели капиталисты, ненавидящие помощь бедным», были банальным враньём, причём враньём преступным: Киршнер и её команда врали, находясь на официальных постах и хладнокровно подделывали статистику.

Поскольку я принимала активное участие в выборах и смене власти, расскажу, как всё происходило.

В 2013-2014 страну сотрясали массовые протесты. На улицы выходили сотни тысяч граждан, протестующих против бедности, отключений электричества, инфляции и безработицы. В Патагонии протестовали фермеры, которые, из-за антинациональной политики Киршнер и диких ограничений, не могли свести концы с концами. Киршнер отвечала на это местными «путингами» — маршами проплаченных ребят из La Campora (молодёжная группировка, которую возглавляет сын Кристины Киршнер Максимилиан), Kolina (молодёжная группировка, которую возглавляет золовка Кристины Киршнер Алисия), лояльных прикормленных профсоюзов и т.д. Агросектор до последнего пытался договориться с президентом, которая всё сильнее закручивала гайки; в столицу приезжали специалисты, представители агробизнеса и региональные политики, вроде сенатора Альфредо де Анхели, известного своей политической активностью. Это не помогало. В 2014 столицу сотряс мощный марш протеста, на котором были все, от недовольных горожан до фермеров. Власти отреагировали предсказуемо: «Раскачивающая лодку, нанятая за грязные заграничные деньги кучка отщепенцев жаждет уничтожить нашу демократию и разрушить путь к социализму».

Администрация Киршнер оказалась замешана в огромное количество скандалов, от «отмазывания» иранских террористов, до дикой коррупции. В 2015 амбициозный талантливый прокурор Альберто Нисман заявил, что готов зачитать доклад, в котором изложены факты, свидетельствующие о причастности Киршнер и ключевых людей её администрации (в т.ч. главы МИДа Эктора Тиммермана) к сотрудничеству с властями Ирана, целью которого было защитить Иран от обвинений и замять дело о терактах. За несколько часов до обнародования доклада Нисман был убит выстрелом в голову. Власти попытались выдать это за суицид, а лояльная полиция сделала всё, чтобы уничтожить улики: они вломились в квартиру к Нисману, не дожидаясь фотографов и экспертов, начали передвигать предметы, кто-то между делом сходил в туалет… К тому времени, когда прибыли эксперты, большая часть улик была затоптана или уничтожена иным способом. Однако даже в такой ситуации объявить это самоубийством не получилось: вскоре Киршнер признала, что прокурора, возможно, убили. Затем она мобилизовала кампористов (членов собственной массовой молодёжной группировки, типа «Наших» и тому подобных), которые целыми днями спамили в соцсетях рассказами о том, какой Нисман подлец и предатель Родины, бабник и негодяй. Плакаты с его изображениями, которые вывесили в городе, были украшены надписями: «Хороший еврей — мёртвый еврей. Нисман — хороший еврей»; также Нисману подрисовывали «усики под Гитлера» (не спрашивайте, как у кампористов это укладывалось в головах, я не специалистка по левацкой шизофрении).

18 февраля 2015 года в Аргентине прошёл общенациональный «Марш молчания», на который вышло не менее миллиона человек по всей стране (в столице было 500 000). Огромное людское море затопило собой весь центр. Власти запаниковали. Началась стандартная риторика про раскачивателей лодки на деньги ЦРУ, пытающихся уничтожить процветающую аргентинскую демократию. Власти пытались угрожать даже судьям в случае явки на марш протеста. В конце концов Киршнер нашла виновных: оказалось, всё подстроила аргентинская разведка, в которую пробрались агенты влияния, то ли убившие Нисмана, то ли заставившие его покончить с жизнью, чтобы опорочить Кристину.

Убийство Нисмана сплотило нацию и впервые вывело Макри на первое место в предвыборных рейтингах. Его партия PRO жёстко выступила по этому поводу. Лаура Алонсо, депутат, а ныне глава Антикоррупционного бюро, заявила, что необходимо начинать работать над созданием правовых механизмов для проведения процедуры импичмента; другие партийные функционеры тоже активно комментировали ситуацию и не давали её замолчать.

Мы с единомышленниками собрали небольшую инициативную группу и каждую неделю пикетировали президентский дворец, устраивали шум в медиа (в основном на радио и в соцсетях) и занимались стандартной «оппозиционной деятельностью». Параллельно, конечно, шла работа с венесуэльской оппозицией: к нам приезжали жёны ведущих венесуэльских политиков, посаженных в тюрьмы, шёл обмен опытом; кроме того, мы устраивали протесты против режима Мадуро в разных форматах, от артового до стандартно-протестного. Не сказать, что я в восторге от таких акций, или считаю их высокоэффективными. Я не поклонница оранжевых сценариев, «мирных протестов» и «социального искусства». Это всё, с моей точки зрения, хиппанство и признаки болезни Запада — болезни, из-за которой он влетел сегодня в настолько масштабный кризис.


Вложения:
Комментарий к файлу: Маурисио Макри и Энрике Каприлес, один из лидеров венесуэльской оппозиции

Комментарий к файлу: Выступление нашей инициативной группы у Casa Rosada


Комментарий к файлу: Китти Сандерс и сенатор Альфредо де Анхели

Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:38 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Ниже приведены несколько фотографий с «венесуэльского арт-протеста», проведённого нами на международном кинофестивале на который мы явились в образе молчаливой процессии с белыми руками и «зарисованными» ртами, с табличками, на которых были имена убитых в стране людей. Впечатление произвели немалое, атмосфера была сильная и гнетущая, хотя я, повторюсь, не поклонница таких методов.


Вложения:




Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:42 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Мои методы предполагают вполне реальные, зримые и осязаемые действия и ставку на людей конкретных и практичных: военных, уличных антикоммунистов, уставших от нищеты, национальный бизнес, профессиональных квалифицированных рабочих, крупных фермеров (в СССР их бы назвали латифундистами) и на пострадавшие от режима социально-финансовые страты, у которых очень редко случается воспаление гуманности по отношению к политическим врагам. Однако — работать нужно с тем, что есть, и также необходимо учитывать точку зрения партнёров, поэтому в 2014-2015 зарубежный сегмент венесуэльской оппозиции занимался в основном мирными протестами и проводил конференции. Оппозицию поддержал Макри; помимо этого, он прославился критикой Мадуро и отрицанием права Венесуэлы находиться в Меркосур. Люди из его команды, в частности, Серхио Бергман, вообще называют чавизм «раком, который пожирает Венесуэлу».

Киршнеристская пропаганда работала вовсю. Плакаты Сциоли (преемника Киршнер), постоянные марши кампористов и сочувствующих леваков, в т.ч. откровенно парамилитарных Quebracho, агитация в СМИ — киршнеристы мобилизовали всю свою финансовую мощь, которая за более чем десять лет воровства была немалой: Киршнер владела огромным количеством собственности в стране (которую сейчас арестовывают), а её клан контролировал всё, от банковских структур и внешней торговли до наркотрафика. Весь город был заклеен афишами против Макри, выставлявшими его то «фашистом», то «наследником хунты», то «тем, кто вернёт страну в 90-е» (забавно, что в 90-е, при администрации Менема, в Аргентине был экономический бум). Незадолго до выборов в Буэнос-Айресе прошёл крупный антимакристский гей-парад. Там была и живая музыка, и народ со всей столицы и пригородов; листовки и агитационные материалы со стороны проправительственных организаций (женских, ЛГБТ и молодёжных) разбрасывались пачками, все обсуждали, какой Макри гомофоб и женоненавистник и какие ужасы ждут женщин, прогрессивное студенчество и ЛГБТ-сообщество в случае его прихода к власти. Я бы на месте прогрессивного студенчества думала, почему в Аргентине так туго с клубной культурой (по сравнению с США, Европой или Чили) и почему уровень развлечений и комфорта значительно ниже, чем у западного соседа. Ещё я бы думала, как бы улучшить качество знаний, которые дают в университете, а то с нынешним уровнем преподавания потом ведь денег не заработаешь. Но это я. А аргентинские студенты, по совершенно не понятной мне причине, думали о каких-то глупостях — а именно о том, что Макри придёт к власти и будет «гомофобствовать» и тиранить женщин. На самом деле, изменение политики по отношению к ЛГБТ и женщинам в худшую сторону среди сторонников Макри никогда не обсуждалось и не могло обсуждаться, потому что Макри технократ вполне либеральных взглядов, в команде которого полно женщин, в том числе молодых карьеристок, ломающих стереотипы. К тому же PRO активно участвовали в акции #NiUnaMenos, направленной против насилия над женщинами. Почему я так пристально сосредотачиваюсь на этом формально не очень значительном пункте — в Аргентине «женскую тему» сильно подмяли левые, и массовые феминистские инициативы в стране часто бывают либо киршнеристскими, либо вообще коммунистическими; многие правые, в свою очередь, считают, что феминизм «равен» левачеству и стараются не трогать «женский вопрос» даже пятиметровой палкой, а то и вовсе рычат на «феминизм вообще», потому что он «левый». Правых из PRO это не остановило — для них аргентинки это не какой-то «политресурс», а живые люди, часть страны, и они должны пользоваться всеми гражданскими правами и жить в безопасности. Придя к власти, они по-прежнему участвуют в #NiUnaMenos и предпринимают действия, направленные на решение этой постыдной проблемы, т.е. она не была для них обычным популистским лозунгом.

Ближе к выборам, видя, что информационная поддержка Макри в университетах «проседает», я более плотно включилась в предвыборную кампанию и создала газету Visión Independiente, которая распространялась в Буэнос-Айресе и Мар-дель-Плата, на улицах и в университетах. Газета была радикально антикиршнеристской, в ней публиковались видные экономисты, оппозиционные политики, было довольно много политического-экономического анализа, истории, а также рубрика «Сатира», которую вёл знаменитый комик Мистер Багмэн. Начиная со второго номера, в газете стали публиковаться также авторы из других стран Латинской Америки (Колумбия, Парагвай). В третьем, финальном номере, были интервью с видными функционерами PRO и юной сотрудницей Заксобрания Буэнос-Айреса, замечательной и талантливой Викторией, своим примером иллюстрирующей, что в PRO всё нормально с женщинами, выбравшими карьеру. Не без гордости замечу, что газета удалась, я очень горжусь ею. После победы Макри встал вопрос, продолжать её или нет; в итоге я решила закрыть проект — очень уж она была «заточена» под предвыборную гонку, продолжать её в том же виде не было смысла, к тому же началась работа над вторым изданием моей книги Brotes Pisoteados, для которого нужно было написать две дополнительные главы.

Штаб Макри тоже не дремал: у будущего президента была хорошая и вполне реалистичная программа, он пользовался огромным доверием у жителей. Визуальная агитация отставала от киршнеристской, однако районные отделения партии работали постоянно, листовки и символика были доступны самым широким слоям населения.Молодёжное отделение PRO, сколько я его помню, активно участвовало в социальной деятельности: ребята ездили в бедные районы, строили социальное жильё, перестилали и покрывали крыши нуждающимся семьям, проводили различные благотворительные акции. Меня несколько удручала и продолжает удручать политическая несознательность молодёжи: например, среди юных PRO-шников весьма распространено мнение, что их партия — «не левая и не правая», или «даже больше левая, чем правая». Понятно, что это обусловлено перекосом политической шкалы в Аргентине — здесь большинство политических сил левые, и это модно. Однако просвещать молодёжь обязательно нужно, откуда же ей иначе брать принципы и политические убеждения.


Вложения:
Комментарий к файлу: Visión Independiente в книжно-газетном киоске


Комментарий к файлу: Диего Сантили, ныне заместитель мэра столицы, один из ближайших соратников Макри, присоединился к акции

Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:44 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
На выборах было трое фаворитов: Сциоли, Макри и Масса, глава перонистов-оппозиционеров, даже на уровне риторики занявший классическую «третью позицию»: «Мы не с социалистами и предателями Киршнер-Сциоли, и мы не с правым либералом Макри». После напряжённого первого тура последний вылетел из гонки и начал активно «подмигивать» Макри и аккуратно поддерживать его, параллельно обрушившись на Сциоли и киршнеристов в целом. В то время некоторые нечистоплотные русскоязычные «аналитики» писали что-то про мошеннический приход Макри к власти из-за того, что у него «вдруг» резко выросла поддержка во втором туре, «хотя никаких предпосылок к этом не было». Предпосылки, конечно, были. Во-первых, откровенно грязная игра киршнеристов (например, на выборах мэра столицы киршнерист Лусто в открытую нарушил закон о «дне тишины», засев в ресторане с журналистами и общаясь с ними — впрочем, это ему не помогло). Во-вторых, поддержка перонистов во главе с Массой. Именно они в основном «усилили» Макри во втором туре. Была и ещё одна причина: блестящая кампания Макри и его поведение: по сравнению с Макри Сциоли выглядел мрачным рано постаревшим унылым дядькой. Моложавый, весёлый Маурисио активно шутил, а на решающих дебатах появился с женой, которая в конце неожиданно поднялась на сцену и начала страстно целоваться с мужем, а Сциоли стоял рядом с непередаваемым выражением лица. Эта картинка широко разошлась по соцсетям и породила десятки фотожаб.


Вложения:




Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
СообщениеСообщение добавлено...: 29 июл 2017, 21:46 
Не в сети
Старожил
Старожил
Аватара пользователя

C нами с: 23 апр 2014, 10:24
Сообщения: 7648
Изображений: 27
Откуда: Из рая
Благодарил (а): 5113 раз.
Поблагодарили: 2169 раз.
Имя: FURY
Город: Argentina Capital Federal
Победа Макри спровоцировала народные гуляния; Киршнер впала в депрессию, процедила, что «страна — это не фирма», напоминая, что Макри это ненавистный её сердцу бизнесмен, и отказалась присутствовать на его инаугурации. Новоизбранный президент, однако, был стабильно вежлив и предупредителен по отношению к Кристине.

После победы Макри от Киршнер начали отворачиваться союзники. Перонисты объявили киршнеризм «идеологическим отклонением» и отказались считать его частью наследия Перона, La Campora, клявшаяся в верности Киршнер и исписавшая город лозунгами «Жизнь за Кристину», внезапно перестала отсвечивать и превратилась в обычную молодёжную тусовку, а значительная часть функционеров этой организации перебежала к Макри.

Внутренняя политика президента

В первый же месяц новый президент уволил тысячи чиновников, больших и малых, занимавших «рабочие места», созданные Киршнер. На практике эта система приводила к тому, что в стране штамповались указания и законы, противоречащие друг другу, деньги уходили в коррупционные дыры, а тысячи чиновников не делали ничего. Это не метафора: я была знакома с несколькими некрупными городскими чиновниками времён Киршнер. Все они буквально просто сидели за рабочими столами, пили мате и не делали ничего. Некоторые из них вообще не могли сформулировать, в чём, собственно, заключалась их функция. Он взял курс на примирение нации и прекращение политики натравливания одной части населения на другую, причём эту программу он реализует вполне успешно: за год его правления, в ходе которого было осуществлено много весьма болезненных реформ, левые так и не смогли консолидироваться и начать «валить» президента. Акции протеста и беспорядки, характерные для Аргентины, никуда не делись, но каких-то масштабных общенациональных демонстраций не было. Простые люди, в свою очередь, говорят, что Макри смог преодолеть раскол и даже — вот уж поистине чудо, заставил муниципальные и федеральные власти работать! Сегодня, зайдя в какое-либо министерство или легислатуру (заксобрание), можно не опасаться встретить там сплошные кувшинные рыла, развалившиеся на стульях и мающиеся от скуки.

Президент начал активную борьбу с коррупцией. Антикоррупционное бюро возглавила Лаура Алонсо, энергичная девушка, юристка по образованию. Немного разобравшись в ситуации, она охарактеризовала киршнеризм как «самый коррумпированный режим за всю историю». Новое правительство пытается сделать систему более прозрачной, минималистичной и гибкой. Кое-что уже сделано: например, сейчас обкатывается реализация закона о доступе к публичной информации, согласно которому любой гражданин имеет право запрашивать информацию о деятельности государственных органов и компаний. Это первый шаг к «деавторитаризации» Аргентины и формированию гражданского общества, контролирующего власть и делающего её более ответственной.

Кроме того, проводятся расследования по коррупционным делам, связанным с Киршнер и её политическим кланом. Не обошлось без комических случаев: уже в 2016 году был арестован видный функционер-киршнерист Хосе Лопес, который пытался перебросить целую кучу денег в сумках (в долларах, иенах, катарских риалах и ювелирной продукции) через ограду монастыря. Когда его взяла полиция, он сообщил, что «хотел пожертвовать деньги монашкам»; затем начался сплошной сюр: Лопес стал юродствовать, эта ситуация вышла в широкий паблик, и её долго высмеивали по национальному телевидению. Случай с Лопесом и многие другие кейсы показали всей Аргентине, кто правил страной (кучка неадекватных кретинов, типа Лопеса, некомпетентных популисток, вроде Киршнер, и наркоманов, наподобие Анибаля Фернандеса, направляемых социалистами, такими, как Аксель Кисилёфф, киршнеровский министр экономики, доведший страну до краха) и продемонстрировал масштабы некомпетентности и коррумпированности. Сама Киршнер из вздорной и агрессивной «королевы» (в Аргентине её саркастично называли La Reina), покупающей драгоценностей на миллионы долларов, превратилась в обычную трусливую коррупционерку, которую вот-вот посадят.

Макри также пытается положить конец классической для Киршнеров схеме, согласно которой левацкие активисты и руководители этнических групп «покупались» за чёрный нал, взамен осуществляя надзор за нелояльными «регионалами». Точно такой же метод использует Эво Моралес в Боливии, рассылая своих боевиков и наблюдателей-аймара в нелояльные регионы, чтобы запугивать оппозицию и «мягко направлять в нужую сторону» местные администрации.

В самом начале 2016 года в провинции Хухуй была арестована Милагро Сала — известная коррупционерка, лидерша Organización Barrial Túpac Amaru — местной левацкой организации, ориентирующейся на боливийскую экономическую модель, «индеанизм», идеалы Че Гевары-Эвы Перон. Милагро Сала получала большие деньги из столицы (на нужды местных жителей — например, строительство домов) и участвовала в отмывании средств.

При этом организация конфликтовала с любыми не-киршнеристскими силами — например, несколько лет назад её боевики нападали на нынешнего губернатора провинции Херардо Моралеса. Он выступает за прекращение теневого финансирования организации; в Хухуе Милагро Салу обвиняют в создании «параллельного правительства» с собственными вооружёнными силами и коррупционными источниками финансирования. Говоря проще, Милагро Сала создала и легализовала (при помощи Киршнер) этническую ОПГ, отмывающую деньги и запугивающую оппонентов. Остаётся надеяться, что все подобные «политические силы» будут распущены, а люди, состоящие в них, выберут путь солидарности и восстановления страны.

Отключений электричества стало поменьше, а дорожных и прочих инфраструктурных работ в столице — побольше; также новая власть хочет улучшить и расширить метро. Однако отключений по-прежнему много, несмотря на рост тарифов — если полгода назад это ещё было понятно, то сейчас ситуация становится менее терпимой. Национальные праздники отмечаются с душой: День независимости, например, был очень ярким и приятным. Патриотическая компонента стала куда значительнее, а в этом (2016) году аргентинские Вооружённые силы, впервые за много лет замалчивания и порочащих выступлений со стороны властей, смогли провести парад в Буэнос-Айресе (на нём присутствовали также представители ВС некоторых других стран). Военная антикоммунистическая оппозиция, впрочем, новой властью не довольна: по их словам, абсолютно ничего не делается в сфере прав политзеков-военных, посаженных Киршнерами, часто — по надуманным объяснениям. Кроме того, армия по-прежнему сильно «недоедает», прекратилось только постоянно её шельмование. Некоторые весьма авторитетные старые военные ушли в «правую оппозицию» и признаются, что Макри стал серьёзным разочарованием для них. Они не выступают против него, но критикуют и теряют доверие и надежду, а это, на мой взгляд, плохо — военные исторически близкие союзники правых, и нарушать эту традицию, да ещё и в ситуации, когда на следующих выборах будут противостоять перонисты и киршнеристы, вряд ли разумно. Впрочем, такие действия — или точнее, такое бездействие администрации вполне понятно: тема военных в Аргентине была табуирована ещё при Альфонсине, который экономически добивал страну под разговоры о правах человека и постоянные посадки вояк; затем к власти пришёл Менем, который экономическую ситуацию выправил, а преследования военных — прекратил (и многих выпустил). Однако затем случился кризис, в результате которого, после недолгой чехарды лидеров, к власти пришли Киршнеры, окончательно испортившие репутацию армии. Нынешняя администрация просто не хочет связываться — по крайней мере до тех пор, пока не восстановится экономика страны, а до этого ещё очень далеко. Я даже не знаю, какая политическая сила сейчас смогла бы восстановить военных в правах.


Вложения:
Комментарий к файлу: Милагро Сала и Кристина Киршнер

Вернуться к началу
 Профиль Персональный альбом  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 24 ]  На страницу 1, 2, 3  След.


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
Яндекс.Метрика
Счетчик тИЦ и PR
Создано на основе phpBB® Forum Software © phpBB Group
Русская поддержка phpBB